ВМЕСТЕ - легче ВСЁ

1 209 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    На зону всех членов диаспоры, а уже после отсидки депортировать с запретом посещения России.Накажут ли азерба...
  • Петрович
    https://youtu.be/A7csBOIHBaAЛГБТ – это глобал...
  • Петрович
    https://youtu.be/Ss7Dz3NjH-YЛГБТ – это глобал...

О национализации

О национализации банков

О национализации банков

Свидетельство мирового опыта

 

Санкционная война коллективного Запада против России заставила задуматься о некоторых ключевых вопросах экономической жизни страны. В частности, далеко не праздным стал вопрос о том, какие предприятия, компании и организации следует относить к категории стратегически значимых для российской экономики. Такие предприятия и организации должны, с одной стороны, находиться под особым контролем со стороны государства, с другой – получать от него дополнительную поддержку. А по-хорошему, наделяться статусом государственной компании или организации. При этом я обратил внимание, что при обсуждении вопросов, касающихся стратегически значимых компаний и организаций, в их состав почему-то не включаются банки.

А ведь банки выпускают (эмитируют) деньги через эмиссионный центр государства и организуют денежное обращение. То есть обеспечивают кровообращение в экономике. Трудно представить более значимый вид деятельности – кровь (деньги) нужна всем органам организма. Если же банки мы относим к стратегически значимым организациям, логично предположить, что они должны быть государственными. А если они по каким-то причинам до сих пор не были государственными (т.

е. имели частную форму собственности), то их следует национализировать. К таким выводам в разных странах в разное время приходили многие государственные деятели. И принимали соответствующие решения.

Приведу краткий обзор национализаций, которые происходили в банковском мире за более чем вековую историю.

На первом месте в этом обзоре следует поставить Россию. После Октябрьской революции 1917 года большевики стали проводить почти сплошную национализацию крупных и средних (а порой и мелких) предприятий. 22 апреля 1918 года был подписан Декрет СНК о национализации внешней торговли, 9 мая 1918 – о национализации сахарной промышленности, 20 июня 1918 г. – о национализации нефтяной промышленности. Наконец, 28 июня 1918 года был принят Декрет о национализации крупнейших предприятий по горной, металлургической, металлообрабатывающей, текстильной, электротехнической, лесопильной, табачной, резиновой, стекольной, керамической, кожевенной и цементной промышленности. Заключительным аккордом стало решение от 29 ноября 1920 г. Всероссийского совета народного хозяйства (ВСНХ) национализировать «все промышленные предприятия, находящиеся во владении частных лиц или обществ».

А первый декрет о национализации был подписан еще в 1917 году. Это был Декрет ВЦИК о национализации банков от 14 (27) декабря 1917 г. Большевики прекрасно понимали значимость этого сектора экономики для всего народного хозяйства России. Декретом ВЦИК была объявлена монополия банковского дела, и частные банки влились в Государственный (отныне Народный) банк. 34% банков в России принадлежало иностранцам, поэтому вопрос национализации банков являлся актом внешней политики. Национализация призвана была ограничивать влияние внешних сил на страну. После того, когда политику военного коммунизма заменила новая экономическая политика (НЭП), произошло частичное возвращение частного капитала в банковский сектор экономики. А в 1930-1932 гг. в СССР была проведена радикальная денежно-кредитная реформа, завершившаяся полным вытеснением частного капитала из банковского сектора. Был в полной мере реализован ключевой принцип экономической политики индустриализации – государственной монополии банковского дела. Достаточно подробно данный вопрос рассмотрен в монографии: Атлас М. С. Национализация банков в СССР. — М.: Госфиниздат, 1948.

Целый ряд стран провел национализации банков вскоре после окончания Второй мировой войны. Примечательно, что многие центральные банки до этого не были государственными институтами. А после войны некоторые из них были национализированы. Один из старейших центробанков мира – Банк Англии, был создан в 1694 году. И два с половиной века существовал как частный институт (акционерное общество закрытого типа). В 1946 году паи частных акционеров были выкуплены государством. Произошла «мягкая» национализация Банка Англии.

В 1945 году был национализирован Банк Новой Зеландии (Центробанк), в 1946 году – Центробанк Аргентины, в 1949 году – Резервный банк Индии. В Индонезии в 1949 году Банк Явы получил статус эмиссионного банка Соединённых Штатов Индонезии, но первоначально он не был государственным. 1 июля 1953 года Банк Явы национализировали и переименовали в Банк Индонезии (Центробанк). В Шри-Ланке 27 июля 1961 года был национализирован Банк Цейлона. В 1971 году был учрежден Государственный банк Бангладеш посредством выкупа частных акций в восточном отделении Государственного банка Пакистана.

Очень масштабной после Второй мировой войны была национализация многих крупных коммерческих банков во Франции – в 1945 году. Среди них – «Лионский кредит» (Credit Lyonnais), «Национальный дисконтный офис в Париже» (Comptoir national d'escompte de Paris) и «Генеральное общество» (Société Générale). Кстати, во Франции была еще одна волна национализаций – при президенте-социалисте Франсуа Миттеране в 1982 году. В рамках программы Миттерана «110 предложений» национализации подверглись 11 крупнейших промышленных групп Франции, а также 39 банков и два финансовых дома. Среди национализированных банков были и те, которые принадлежали Ротшильдам. Правда, при следующем президенте голлисте Жаке Шираке произошла частичная реприватизация банков. Ротшильды получили разрешение на открытие нового банка, получившего название Парижско-Орлеанский банк, так как упоминать свою фамилию в названии им запретили. В 1986 году это ограничение было снято.

А вот другие случаи банковских национализаций.

В 1969 году в Индии была проведена национализация 14 индийских банков. В 1972 году правительство Бангладеш национализировало 12 коммерческих банков, принадлежащих как (западным) пакистанским, так и бангладешским акционерам.

В 1982 году была проведена национализация банковской системы Мексики. Ее инициировал президент Хосе Лопесо Портильо в ответ на долговой кризис. При президентстве Карлоса Салинаса де Гортари национализированные банки в 1991-92 гг. были очень быстро приватизированы несколькими мексиканскими семейными группами.

В Португалии в 1974 году произошел государственный переворот, получивший позднее название «революции гвоздик». После нее началась мощная волна национализаций, которая захватила промышленность и банки.

В Израиле в 1983 году была проведена национализация крупнейших банков: Bank Hapoalim, Bank Leumi, Discount Bank, Mezrachi Bank из-за разразившегося накануне биржевого кризиса.

Очень большая волна национализаций банков прокатилась по странам Запада во время мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. Национализация проводилась даже в США, которые всегда считались адептами идеологии рынка и противниками огосударствления экономики. В капиталы банков Уолл-стрит были влиты большие казенные деньги. На какое-то время американское государство (в лице Минфина США) стало держателем большей части акций банков Уолл-стрит. Правда, денежные власти называют эту национализацию временной, или «технической» (акции государства были выкуплены частными инвесторами). Такой «технической» национализации подверглись Bank of America Corp, Wells Fargo, Citigroup, JPMorgan Chase & Co, Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bank of New York Mellon Corp.

Похожим образом действовали власти Великобритании. В сентябре 2008 года премьер-министр Гордон Браун национализировал два банка: Northern Rock bank и Bradford & Bingley. В октябре того же года частичной национализации подверглись такие крупные банки, как Королевский банк Шотландии (Royal Bank of Scotland  RBS), Lloyds и Halifax Bank of Scotland. С целью поддержки двух первых банков (RBS и Lloyds) было затрачено 62 миллиарда долларов казенных денег для покупки крупных пакетов акций. К марту 2009 года под контролем правительства оказалась уже половина банковской системы страны. После почти четырех лет государственного владения Northern Rock был продан Virgin Money, а Royal Bank of Scotland в ноябре 2011 года договорился о продаже филиала Santander Group. И британские надзорные органы, и регуляторы Европейского союза потребовали, чтобы государство как можно быстрее вышло из капитала британских банков. Так, Европейская комиссия (ЕК) обратила внимание на то, что государству принадлежит 81% акций RBS, что расценивалось как грубое нарушение правил рыночной конкуренции. Однако, по имеющимся сведениям, до сих пор полной реприватизации британских банков после национализации 2008 года не произошло.

Похожие национализации для предотвращения крахов крупных (системообразующих) банков проводились во время финансового кризиса 2008-2009 гг. и в других западных странах. Например, в 2008 году в Португалии была проведена национализация банка BPN – Banco Português de Negócios. В том же году в Нидерландах была проведена национализация бельгийско-голландской банковской и страховой компании Fortis. В начале 2009 года правительство Ирландии национализировало Anglo Irish Bank. В Исландии в 2008 году была проведена ренационализация крупнейших коммерческих банков страны: KaupingIng, Landsbanki, Glitnir и Icebank; в 2009 году там же были национализированы инвестиционный банк Straumur и сберегательный банк SPRON.

Было несколько более поздних национализаций. Например, в Нидерландах в 2011-12 гг. в весьма тяжелом финансовом положении находился SNS Bank. Попытки найти частного инвестора, который помог бы исправить положение, оказались тщетными. И тогда в феврале 2013 года министр финансов Нидерландов Йерун Дейзелблум объявил о национализации банка SNS.

Обзор более чем вековой практики национализаций банков показывает, что все случаи национализаций можно разделить на два вида. Первый вид – национализация, которую можно назвать «технической» или «тактической». Это случай, когда государство замещает частных собственников в капитале банка для того, чтобы не допустить краха кредитной организации. Как правило, государство идет на спасение крупного, часто системообразующего банка. Про такие банки говорят: Too big to fail (Слишком большой для того, чтобы погибнуть). Такая спасательная операция обосновывается соображениями предотвращения масштабного банковского и финансового кризиса. Через некоторое время вновь происходит постепенное замещение государства частным капиталом, или реприватизация банка.

Второй вид – национализация, которую можно назвать «стратегической». Когда государство полностью замещает частный капитал, причем даже не в отдельных кредитных организациях, а во всей банковской системе. Причем раз и навсегда. Такая национализация становится инструментом претворения в жизнь принципа государственной монополии банковского дела.

17 июня на Петербургском международном экономическом форуме президент России Владимир Путин в своём выступлении сказал очень правильные слова насчет национального суверенитета: «Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным, все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга. Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость».

Действительно, суверенитет России не может быть частичным. Не может быть у России политического, экономического, культурного, информационного и даже военного суверенитета без установления суверенитета над ее банковской системой. А потому нам нужна национализация банков – не частичная и временная, а полная и стратегическая.

Национализация иностранных компаний – условие обеспечения национального суверенитета

Национализация иностранных компаний – условие обеспечения национального суверенитета

Суверенитет России не может быть частичным

 

17 июня на Петербургском международном экономическом форуме президент России Владимир Путин сказал очень правильные слова: «Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным, все его элементы одинаково важны... Нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость».

Действительно, суверенитет России не может быть частичным. И важнейшим условием его достижения является национализация компаний, принадлежащих иностранному капиталу. Без этого шага Россия не сможет иметь самостоятельность в тех сферах, которые упомянул президент: экономической, финансовой, кадровой, технологической. И я еще бы добавил: политической. Это аксиома, проверенная путем национализаций иностранных компаний в разных странах мира на протяжении более чем вековой истории.

С начала прошлого века национализации проводились в десятках стран, их можно разделить на несколько видов в зависимости от преследуемых целей.

Первый вид – сплошные национализации, преследующие цель переустройства социально-экономической модели государства. Наиболее яркий пример – национализации, которые проводились в Советской России под флагом социалистической революции после 1917 года. После Второй мировой войны подобные национализации проводились в странах народной демократии Восточной Европы, которые становились на путь социализма.

Второй вид – временные, или «технические» национализации отдельных компаний и банков для их финансового оздоровления, предотвращения банкротств. Средства государственной казны направляются на выкуп акций частных бизнес-структур; через некоторое время государство из капитала таких структур выходит. Яркий пример – временные, или «технические» национализации крупнейших банков США и Великобритании во время мирового финансового кризиса 2008-2009 гг.

Третий вид – национализации, преследующие цель освобождения страны от колониальной и неоколониальной зависимости, их острие направлено на компании, принадлежащие иностранному капиталу.

На протяжении трех десятилетий Россия находилась в сетях полуколониальной зависимости от Запада. Важнейшим элементом этого механизма зависимости является западный капитал. Росстат уже несколько лет назад перестал публиковать важнейшие статистические данные о месте иностранного капитала в российской экономике. Но согласно последним доступным данным Росстата, в 2015 году доли компаний с участием иностранного капитала в общем объеме уставных капиталов всех форм собственности были равны: в торговле – 81%, пищевой промышленности – 66%, добывающей промышленности – 42%. По более поздним годам имеются лишь экспертные оценки. Согласно расчетам академика С.Ю. Глазьева, на сегодняшний день около 50% активов российской промышленности принадлежит нерезидентам.

Иностранный капитал работает как мощный насос, выкачивающий природные и финансовые ресурсы из нашей страны. Согласно данным платежного баланса РФ (составляемого Банком России), из страны только за последние семь лет (2015-2021 гг.) были выведены причитающиеся иностранным инвесторам доходы на сумму 600 млрд. долл. А это, между прочим, равно двум годовым бюджетам Российской Федерации.

Другая неприятность, порождаемая присутствием иностранного капитала в стране, заключается в том, что по команде из Вашингтона, Лондона и Брюсселя западные компании могут останавливать свою работу или иным образом дезорганизовывать экономическую жизнь. Нынешняя санкционная война коллективного Запада против России это ярко продемонстрировала.

Очевидно, что для России, желающей восстановления своего национального суверенитета, актуальной становится задача проведения национализации третьего вида.

Отдельные случаи таких национализаций происходили еще до Второй мировой войны. 18 марта 1938 года в Мексике президент Ласаро Карденас подписал указ об экспроприации активов нефтяной промышленности, в которой действовало 170 компаний. Де-юре они были мексиканскими, но по капиталу – почти полностью иностранными. С тех пор 18 марта каждый год отмечается как гражданский праздник Мексики. 7 июня 1938 года президент Мексики издал указ о создании национальной компании Petróleos Mexicanos (PEMEX) с исключительными правами на разведку, добычу, переработку и коммерциализацию нефти в Мексике.

После Второй мировой войны Советский Союз всячески оказывал содействие странам третьего мира в освобождении от колониальной и неоколониальной зависимости. Одной из целей набиравшего силу национально-освободительного движения в развивающихся странах стала национализация иностранного капитала.

Очень резонансной была история национализации иранской нефтяной промышленности в начале 50-х годов, которая продемонстрировала, что Запад готов защищать позиции своих корпораций в развивающихся странах любой ценой. Тогдашний премьер-министр Ирана Мохаммед Моссадык сумел добиться принятия 20 марта 1951 года закона о национализации нефтяной промышленности. Он стал основанием для национализации Англо-Иранской нефтяной компании. Реакцией Лондона на национализацию явился организованный в 1953 году британскими спецслужбами и ЦРУ США государственный переворот. Правительство Моссадыка было свергнуто, а нефтедобыча возвращена английским хозяевам. В 1954 году Англо-иранская нефтяная компания была переименована в «Бритиш Петролеум» (British Petroleum – BP).

На сегодняшний день вся нефтедобыча и газодобыча вместе с переработкой углеводородов в Иране находятся в ведении министерства нефти и принадлежат государственным организациям: Национальной иранской нефтяной компании (National Iranian Oil Company, NIOC), Национальной иранской газовой компании (NIGC) и Национальной иранской нефтехимической компании (NPC).

Национализации нефтяных компаний проводились и в других странах, иногда это обходилось без переворотов. Например, в 1962 правительство Цейлона (Шри-Ланки) без особых последствий национализировало активы нефтяной компании, частично принадлежавшей англо-голландской Royal Dutch Shell.

В Саудовской Аравии с 1933 года действовала американская нефтяная компания California Arabian Standard Oil Company, в 1944 году она была переименована в Aramco (Saudi Arabian Oil Company). В 1972 году Эр-Рияду удалось добиться получения 20% в капитале Aramco. А в 1980 году правительство полностью национализировало Aramco, которая сегодня является крупнейшей в мире нефтедобывающей компанией.

Национализировались также компании других отраслей добывающей промышленности. Так, в Замбии в 1968 году правительство Кеннета Каунды национализировало медную промышленность, представленную Anglo-American Corporation и American Metal Climax.

В 1972 году в Чили пришедшее к власти социалистическое правительство Сальвадора Альенде провело национализацию промышленности по добыче меди (одна из главных отраслей чилийской экономики). Из страны были изгнаны хозяйничавшие в отрасли американские компании Anaconda, Kennecott и Cerro. В 1973 году спецслужбы США организовали государственный переворот и убийство президента Альенде. Американский капитал вернул свои позиции в медно-добывающей промышленности Чили.

Национализации подвергались и другие объекты, находившиеся под контролем западных государств. Во второй половине 40-х годов в Аргентине была проведена национализация железных дорог. В 1956 году правительство Египта национализировало Суэцкий канал. Он находился в собственности компании "Суэцкий канал", принадлежавшей английскому и французскому капиталу. Установление контроля над каналом имело большую военно-политическую значимость. Кроме того, Египет рассчитывал на получение средств от эксплуатации канала для пополнения государственной казны и постройки Асуанской плотины. Британский премьер-министр Энтони Иден в ходе переговоров с США заявил, что «устранение Насера и создание в Египте режима, менее враждебного Западу, являются наиболее важными целями». Однако все попытки Запада по устранению президента Египта провалились. Насер подчеркнул, что «все акционеры и держатели учредительных акций получат возмещение за свои акции по их котировочной стоимости на парижской бирже ценных бумаг в день, предшествующий вступлению в силу настоящего закона».

В следующем, 1957 году в Шри-Ланке была проведена национализация британских военных баз – авиационной в Катунаяке и военно-морской в Тринкомали. Тут доминировали политические соображения.

Интересным является опыт национализаций на Кубе после революции 1959 года. Первоначально правительство Фиделя Кастро не планировало проводить сплошную национализацию, но США сами подтолкнули к этому власти Кубы. Толчком стал отказ американских НПЗ перерабатывать сырую нефть, полученную из СССР. Столкнувшись с перспективой отсутствия нефти, Куба национализировала три американских нефтеперерабатывающих завода. Это усилило санкционное давление США на Кубу. Гавана ответила национализацией всей американской собственности. Позднее была проведена национализация частных компаний, принадлежавших кубинцам, которые симпатизировали диктатуре свергнутого в ходе революции Батисты.

Спектр мнений по поводу сегодняшних действий России в отношении иностранного капитала из недружественных стран очень широк. От заморозки (перевод предприятия под управление временной администрации на время действия санкций) до национализации. Многие российские политики и чиновники высказались в пользу национализации. Так, 10 марта зампред Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев заявил, что правительство РФ уже прорабатывает возможность банкротства и национализации имущества иностранных компаний, уходящих с российского рынка.

Идет пятый месяц санкционной войны, но до сих пор мне неизвестно ни одного случая национализации иностранных компаний. 1 июля многие российские СМИ сообщили, что наконец-то зафиксирован первый случай национализации иностранного капитала. Объектом национализации назвали компанию «Сахалин Энерджи», являющейся оператором проекта «Сахалин - 2». Важная часть проекта – завод по производству сжиженного природного газа (СПГ). Владельцами компании являются российский «Газпром» (50% плюс одна акция), англо-голландская Shell (27,5% минус одна акция), а также японские Mitsui & Co (12,5%) и Mitsubishi (10%). Авторы этой сенсации ссылаются на Указ Президента Российской Федерации от 30.06.2022 № 416 «О применении специальных экономических мер в топливно-энергетической сфере в связи с недружественными действиями некоторых иностранных государств и международных организаций». В документе говорится о том, что правительству поручается создать общество с ограниченной ответственностью (ООО), которому будут переданы права, обязанности и имущество «Сахалин Энерджи». В капитал нового общества войдет российский «Газпром». Что касается иностранных акционеров «Сахалин Энерджи», то для них возможность вхождения в капитал нового общества не закрывается. Скорее всего, японские акционеры «Сахалин Энерджи» этой возможностью воспользуются, а вот Shell из игры выйдет. По сути, мы имеем дело не с национализацией, а реорганизацией проекта «Сахалин – 2» (исключение из проекта англо-голландской Shell).

Продолжающаяся санкционная война Запада против России неизбежно потребует настоящих национализаций иностранного капитала.

Картина дня

наверх