ВМЕСТЕ - легче ВСЁ

1 196 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Соколов
    вы читать разучились или понимать текст это не ваше?Российские фемини...
  • Архангел
    Подписи под картинками на двух языках  :-)Древние развалины...
  • Татьяна Хлусова
    Конечно, показателен: он показывает именно то, о чём я говорю. Вы приписываете мне результаты своих фантазий и требуе...Российские фемини...

Избавление от Болонской системы — ключ к суверенизации России

Избавление от Болонской системы — ключ к суверенизации России

Болонская система институализировала утечку из России сотен тысяч умов под флагами "мобильности" и "интеграции"
 Избавление от Болонской системы — ключ к суверенизации России


Первый пункт программы Петра Толстого, отказ от Болонской системы, — едва ли не самый важный. Можно восстановить в стране рождаемость, но если наши дети будут воспитаны в чужой системе координат, все усилия окажутся напрасными.

Напомню свою позицию по Болонскому процессу.

Присоединение к нему России оказалось важнейшим элементом встраивания нашей страны в западную экономику на правах страны третьего мира. Вся суть существования которого — служить неисчерпаемым источником денег, ресурсов и мозгов для чужих центров силы. А также исправно воспроизводить туземные кадры, мечтающие лично войти в "золотой миллиард" ценой отказа от любых проектов развития собственной страны.

Болонская система институализировала утечку из России сотен тысяч умов под флагами "мобильности" и "интеграции". Но умов не гениев и не светил (такие в рамках "Болоньи" не предусмотрены), а "винтиков", заточенных еще со средней школы на узкий фронт работы на благо глобальных производственных цепочек.

Для этого потребовалось сокрушить советское классическое образование, базировавшееся на русской школе, которое давало на выходе специалистов с широким кругозором и системным мышлением, способных решать сложнейшие задачи.

На место национальных научных школ пришли единые "наднациональные" стандарты, в которых легко угадывались англосаксонские черты. Под нож пошло и среднее специальное образование, с техникумами и училищами, без которого невозможна новая индустриализация.

В целом, система обучения была превращена в сплошную "рыночную услугу", все чаще — платную. Она отменила всякое служение и всякое призвание, вышвырнула в мусорную корзину воспитательную функцию образования, обрекла на прозябание десятки "нерентабельных" профессий.

В итоге рынок труда заполонили "носители компетенций" — армия узкопрофильных недоучек, бесконечные юристы-экономисты, взращенные на чужих учебниках про "открытое общество" и "либеральную экономику". Эти учебники и раньше-то не вызывали доверия, а теперь в одночасье устарели.

Возрождение русской школы образования — это залог суверенизации нашей элиты и мобилизационного рывка в будущее. Сегодня этот шаг абсолютно необходим на фоне тектонического разрыва России с Западом.

Елена Панина, директор Института РУССТРАТ

Идеологическая экспансия как средство ведения войны

Противодействие ментальной агрессии Запада на современном этапе через призму информационно-пропагандистского сопровождения украинского кризиса
 

Избавление от Болонской системы — ключ к суверенизации России
 

Оценка ситуации

Согласно толковому словарю Ушакова – экспансия, это расширение границ государства путем завоеваний, а также распространение его политического и экономического влияния на другие государства.

В новой и новейшей истории всё большую актуальность приобретает ещё один способ распространения политического и экономического влияния: экспансия идеологическая, когда едва ли не в ультимативной форме из единого центра принятия решений миру навязываются ущербные ментальные максимы, антагонистичные от века существовавшим устоям.

На протяжении последних десятилетий в сознание масс, сначала посредством психологических манипуляций, рекламы, а сейчас и путём административно-психологического давления насаждаются новоявленные «общественные ценности».

В поле «общественного бессознательного» внедряются различные новомодные веяния, от почти (ключевое слово – «почти») безобидных, типа нашумевших в своё время хиппи, до откровенно социально-деструктивных, подобных молодёжной субкультуре готов, или агрессивно навязываемого социуму мировоззрения ЛГБТ-сообщества. Нормой признаются карикатурное восприятие гендерного, расового равенства и иные извращённые парадигмы.

К несогласным и тем более протестующим против привнесённых ментальных императивов, применяется весь спектр имеющегося инструментария общественно-политического подавления. Индивид, рискнувший плыть «против течения», непременно испытает на себе все прелести противостояния идеологической репрессивной машине. Его с высокой степенью вероятности могут лишить доброго имени, работы и средств к существованию.

Как пример – студия Lucasfilm под давлением «общественности» демонстративно уволила успешную актрису сериала «Мандалорец» Джину Карано после того, как она сравнила политическую ситуацию в США с нацистской Германией. Такой образчик практической реализации разрекламированного в условном основном своде общественных свобод США принципа «свободы слова» отнюдь не единичен.

Процесс этот в достаточной степени финансируется, и обеспечивается соответствующими коммуникационными ресурсами, осуществляющими информационное обеспечение.

Масштаб явления не позволяет предположить, что ресурсы и средства лицами и структурами, скаредно учитывающими каждый цент, тратятся исключительно из «любви к чистому искусству». Значит цель (в который уже раз) оправдывает средства.

Какова же цель столь грандиозных коррективов общественного бессознательного?

Для понимания этого вопроса и приведено выше определение понятию «экспансия». Если отбросить научно-литературные «красивости» - захват.

Примеры современного времени наглядно доказывают, что, в глобальном масштабе, в Лету канули времена, когда эффективность подавления сопротивления противника в целях захвата принадлежащих ему ресурсов или территории, определялась исключительно количеством личного состава войск страны, оружия, боевой техники, ресурсной базой и научно-промышленной мощью.

Не отрицая необходимости учёта подобных статистических величин в геополитических раскладах, не можем не акцентировать внимание на всевозрастающей роли нелетальных (для своих граждан) методик достижения подобных целей.

Начиная со сравнительно недавнего по меркам истории времени, Коллективный Запад пришёл к выводу, что намного более перспективным и менее финансово затратным способом является достижение своих политико-экономических целей посредством осуществления ментальной коррекции геополитического кода граждан той, или иной страны.

То есть, идеология стала оружием, а оружие создаётся и применяется, как известно, в целях ведения войны.

Закономерный вопрос: каким образом распространение идеологических клише возможно использовать в целях осуществления экспансии и уж тем более, как средство ведения войны? Ведь определяя, какие платья носить, или какие фильмы смотреть, или во что верить, каким явлениям выносить положительный, а каким отрицательный вердикт – человек принимает решение исключительно самостоятельно. Добровольно…

Также, как добровольно отдаёт мошенникам последние сбережения… Также, как совершенно добровольно в тридцатых годах прошлого столетия молодые немцы дружно сжигали на кострах книги, презирали славянских и иных унтерменшей, жгли Хатынь, и заливали мир реками крови, после чего, вдруг увидев русские танки у ворот Берлина, также дружно кричали «Гитлер капут», дескать мы не виноваты, это всё фюрер: он де, мозги задурил. Дескать они – жертвы нацистской идеологии, внедрённой верхушкой Рейха в массы.

Как видим, в результате сугубо «добровольного» внесения коррективов в никоим образом не ассоциируемый ранее с войной и военным делом процесс формирования идеологических устоев общества, уже и жертвы появились. Причём взаправдашные (если вспомнить 27 миллионов советских граждан, и жертв Второй мировой в иных странах мира) и далеко не в первый раз (если вспомнить становление коммунистической идеологии в Российской империи)…

Приведённый пример – ныне устаревший вариант использования идеологии при решении экспансионистских задач, при котором одурманенные античеловечными идеологическими императивами, граждане собственной страны, опять-таки добровольно, принимают активное участие в истреблении граждан страны иной, делёжке территорий, рабов и иных преференций, платя при этом собственной кровью и жизнями за право позиционирования себя высшей расой.

Современные потомки доктора Геббельса пошли дальше, додумавшись до экспорта идеологии в качестве троянского коня, модернизировав при этом способы и приёмы её распространения до такой степени и результативности, что войска страны – агрессора в идеале могут вообще не принимать никакого участия в событиях.

Экстраполируя – тот, кто воспринял чуждую идеологию (культуру и жизненные принципы), без сопротивления воспримет и чужую власть, ибо не воюют с такими же, как ты сам! Здесь нельзя не вспомнить о привнесённом извне конституционном запрете на любую государственную идеологию, узаконенном в Конституции РФ 1993 года. Приводя простую и понятную аллегорию, имеем: у бойца отобрали оружие перед лицом вооружённого противника. Вот и повоюй после этого…

При осуществлении идеологической экспансии вооружённые силы являются, скорее, фактором психологического давления на «горячие головы» с противной стороны, ибо ныне «бремя белого человека» коррелирует с постулатами Киплинга (R.Kipling. The White Man's Burden) также, как реальные боевые действия с игрой в Call of Duty. Для личного участия в войне «белый человек» слишком ценит своё бренное тело, и нисколько не заинтересован в появлении в нём незапланированных природой отверстий, зачастую несовместимых с жизнью.

По этой причине, по мере развития коммуникативных технологий, средств коммуникации и доведения информационных посылов (СМИ, радиовещание, телевидение, глобальная сеть, и т.п.) информационно-пропагандистская агрессия (ИПА), посредством которой и осуществляется идеологическая экспансия, постепенно выходила на ведущие позиции в решении геополитических задач, стоящих перед основным игроком в лице англосаксонского мира и США в частности.

В настоящее время почётное право разрушения государственности в той или иной стране делегировано «белым человеком» самим гражданам этого государства, уязвимым перед деструктивным ментальным воздействием, осуществляемым в процессе идеологической экспансии страной агрессором.

В качестве показателя результативности используемых методик и наглядного примера катастрофичности результатов применения манипулятивного инструментария при достижении целей, которые ранее обеспечивались исключительно военным путём, можно рассмотреть нашу страну.

Дважды за один только ХХ век государственные формации РИ/СССР/Россия претерпели в результате такого воздействия кардинальные геополитические трансформации негативного плана, понесли репутационные, территориальные, экономические, демографические и иные потери, сравнимые с поражением в глобальном военном конфликте.

Рассматривая доступные исторические примеры получаем следующее:

Во многих источниках одной из важнейших причин возникновения революционной ситуации в 1916-1917 гг. и успеха государственных переворотов в феврале и октябре 1917-го (если называть произошедшее беспристрастно, с использованием юридической терминологии), указаны неудачи войск Российской Империи на фронтах Первой мировой войны, продовольственный кризис и экономическое отставание РИ от развитых стран Запада.

На поражение в Холодной войне и распад СССР, якобы, оказала влияние неудачная для страны афганская война и, опять же, экономическое отставание Союза от ведущих стран Запада.

То есть, экспертами и историками во главу угла зачастую выдвигаются военные и экономические факторы, без учёта ИПА.

Такая постановка вопроса представляется не в полном объёме соответствующей действительности.

Достаточно сказать, что в 1941 году на фронтах Великой Отечественной войны позиционное положение РККА и страны в целом (в том числе и состояние экономики, продовольственного обеспечения), было много хуже, чем у российской императорской армии. Значительная часть территории СССР была оккупирована нацистами. Промышленность европейской части страны лежала в руинах, либо находилась в стадии эвакуации на Восток.

Также ни в какое сравнение с 1941-м годом не идёт состояние СССР 1991 года как в военной, так и в экономической сферах.

Однако, в отличие от 1917 и 1991 годов, в СССР образца 1941 года не произошло возрастания протестной активности населения и, как следствие, слома государственности молодой советской страны, на что всерьёз рассчитывали немецкие нацисты.

Из приведённых сопоставлений усматривается, что основным катализатором процессов самоликвидации российской/советской государственности в 1917 и 1991 гг явилась не сама по себе тяжёлая политико-экономическая ситуация, а деструктивное информационно-пропагандистское воздействие на общественное бессознательное, на ней паразитирующее.

Возвращаясь к вопросу использования идеологии в качестве средства ведения войны, то есть оружия, надо сказать, что ситуация в СССР 1941 года в плане стороннего разрушающего ментального воздействия ничем не отличалась от 1917 и 1991 годов. Немецкие нацисты системно осуществляли серьёзные информационно-пропагандистские мероприятия в отношении населения Союза.

Например, сильный психологический эффект были призваны оказать листовки, содержащие сфабрикованное письмо Якова Джугашвили из плена к отцу, с призывом немецкого командования не проливать кровь за Сталина, если даже его сын сдался в плен. В контексте звонков из украинского плена «русского военнопленного» маме, явно усматривается некая «преемственность поколений». Точнее использование старательными учениками методик, уже применённых «учителями» в сороковых годах прошлого столетия.

Тогда почему СССР в 1941 году в тяжелейших условиях выстоял в противостоянии со всей Европой, снабжавшей нацистов людьми и ресурсами, а в конце века в одночасье рухнул практически на «ровном месте»?

Ответ на самом деле прост: советскому человеку образца 1941 года была предложена идеология, отвечающая его внутренним убеждениям и извечной, глубинной мечте о равенстве, братстве и дружбе, вне зависимости от половой, национальной, конфессиональной принадлежности, либо общественного статуса. Как оружие, предложенное советскому народу в целях противостояния такому же оружию, применяемому нацистами в ходе ИПА, идеология Страны Советов оказалась на рассматриваемом этапе более эффективной и действенной.

Отсутствие государственной идеологии в наши дни, закреплённое в Конституции России образца 1993 года, породило возникновение идеологической пустоты в ментальном поле российского общества, которая, как известно, стремится к заполнению.

При этом, системная англосаксонская идеологическая экспансия в данных условиях осуществлялась, что называется, в полигонных условиях. Без какого-либо централизованного противодействия со стороны государственных структур. Стоит ли удивляться наличию столь массовой «пятой колонны» в современном российском обществе, представители которой после начала специальной войсковой операции по денацификации Украины поведением своим уподобились одни известным насекомым, завидевшим бабушкин тапок, а другие героям упоминавшегося уже Киплинга? Так и представляются все эти господа «элита», машущие белым флагом, и орущие в сторону Запада формулу мира: «Мы с вами одной крови! Вы – и я!».

 

Постановка проблемы

С позиций оценки эффективности организации противодействия идеологической экспансии Запада, уровень информационно-пропагандистского освещения приведённых выше исторических коллизий в наши дни не является достаточным ни по качеству информационной подачи, ни по уровню доступности для широких масс, на которые обычно и направлена ИПА, что, как показала история, позволяет применять те же самые штаммы идеологических вирусов повторно с незначительными их коррективами.

Ратующие исключительно за военно-экономические причины госпереворотов 1917 и 1991 гг «эксперты», обходят вниманием тот факт, что ситуация 1991 года практически полностью калькирует события распада Российской империи: на фоне критической идеологической деградации части правящих элит, воспринявшей чуждые общественные императивы, в условиях психотравмирующей военной нагрузки на менталитет общества был искусственно создан продовольственно-промышленный кризис, как основа для повышения протестной активности населения, утратившего веру в существующие властные институты в результате системного деструктивного идеологического воздействия извне.

Подобные сценарии, с учётом этно-национальных особенностей, в наши дни повсеместно применяются в ходе организации так называемых «цветных» революций по всему миру.

Такой же сценарий с упорством, достойным лучшего применения, «мировой гегемон» пытается инициировать прямо сейчас в нынешней России, провоцируя военную напряжённость у границ нашей страны и осуществляя беспрецедентное санкционное давление в целях создания продовольственно-экономического кризиса, призванного подхлестнуть протестную активность населения.

Россия опять находится в состоянии войны с Западом. И отсчёт этой войне далеко не с 24 февраля 2022 года – начала её «горячей фазы».

Наивно полагать, что, продолжая игнорировать происходящие на Украине, Россия не была бы втянута в военное противостояние и не подверглась бы санкционному давлению.

Ситуация вокруг России выстраивалась (как уже не раз в истории) по анекдотичному принципу: «Свадьба? Да. Драку заказывали? Нет!.. Не волнует: оплачено».

Санкции в отношении нашей страны стали вводить задолго не только до февраля 22-го, но и до 2014 года с присоединением Крыма в качестве декларируемого повода. Причина – наметившиеся признаки восстановления Россией своего политического и экономического суверенитета.

При этом, планы англосаксонского мира в отношении устранения России строятся не в расчёте на реальные военно-экономические «перемоги», а на подавление защитных механизмов нашего общества в результате идеологической экспансии.

Как говорится, ничто не ново под луной. Это мы уже проходили. И в этой связи на современном этапе возникает закономерный вопрос даже не о качестве противодействия ментальной агрессии Запада, но о факте её централизованной организации вообще.

Разберём, как это «работает», упростив для лучшего понимания лицами, не являющимися специалистами в данном вопросе.

Итак, существует набор базовых потребностей, на бессознательное восприятие доступности которых и направлено информационно-пропагандистское воздействие противника. Человек, по степени значимости, при отсутствии иных факторов, хочет иметь:

1. Возможность удовлетворения элементарных физических потребностей: поддержание здоровья, наличие куска хлеба и крыши над головой, быть обутым, одетым, получать обеспечивающий такие потребности доход.

2. Ощущение защищённости.

3. Возможность удовлетворять свои духовные и интеллектуальные потребности.

Как бы это не звучало, но любой, самый заядлый библиоман, при отсутствии альтернативы, не задумываясь пожертвует раритетным литературным изданием, сунув его в печь чтобы согреться и согреть своих детей. Также, как и отсутствие здоровья никогда в представлении о счастье не компенсируется автомобилем последней модели или огромным счётом в банке. И авто, и деньги без раздумий будут обменяны на возможность его восстановления.

Данные потребности – уязвимые точки приложения сил для центров специальных психологических операций государств-противников России, «прикрыть» которые можно только и исключительно посредством контрпропагандистского воздействия. Ибо именно на объективно существующих недостатках и просчётах в работе властных структур по обеспечению базовых потребностей человека и паразитирует ИПА. При этом не секрет, что клипово-эмоциональный способ подачи информационного пакета среди широких слоёв населения превалирует над аргументарно-логическим.

В этом и кроется основа проигрыша официальной пропаганды: в целях формирования выгодной ему картины мира, противник, используя манипулятивный инструментарий, основанный на эмоциональной подаче информации, из классической формулы становления мировосприятия «слышим + видим + анализируем с учётом имеющихся знаний, умений и жизненного опыта = объективная реальность», изымает одно звено, в результате чего мы имеем «слышим + видим = объективная реальность» …

Образно говоря, клип из тик-ток в восприятии массового бессознательного всегда «победит» самую гениальную диссертацию. Беда в том, что, зачастую, пропагандистские госструктуры высокомерно забывают, что 90% населения страны – не являются членами экспертных сообществ. Это обычные люди «от сохи и станка», но именно на них направлено воздействие ИПА.

В ходе идеологической экспансии именно на данную категорию осуществляется системное воздействие посредством тонких психологических методик постепенного внедрения в подсознание населения страны противника или потенциального союзника-вассала необходимых императивных установок.

В этих целях повсеместно используются источники информации и способы её доведения, ассоциировать которые с инструментарием идеологической агрессии представляются плодом больного воображения. Например, такими способами является подмена образа мышления посредством литературы, анекдотов, проникновения языковых форм и т.п.

На первый взгляд такой подход может показаться ненаучным и «притянутым за уши», однако он «работает». Программная запись чуждых ментальных императивов на подсознательном уровне, как элемент деструктивного ментального воздействия, осуществляется даже посредством такого мирного, на первый взгляд, вида деятельности, как киноиндустрия.

Достаточно сказать, что на определённом этапе российская молодёжь, обозначая человека физически сильного, ассоциировала его с распиаренным западной киноиндустрией А. Шварценеггером, а обладающего бойцовскими качествами – с Сильвестром Сталоне в роли Рембо, несмотря на наличие отечественных реальных исторических персонажей, чьи действительные достижения несравнимо выше, чему у данных идолов в лице их вымышленных персонажей, насаждаемых западной масс-культурой.

В качестве ещё одного примера: во времена СССР широкое распространение получил анекдот. Сын-червячок спрашивает у отца:

-  Папа, а почему некоторые червячки живут в яблочках, в персиках, а мы в навозе?

- Есть такое слово – Родина, сын…

При прямом очернении понятия «Родина», тем более во времена СССР, идеологический агрессор в высокой степенью вероятности встретился бы с активным ментальным отторжением и информационным противодействием. В конкретном рассмотренном случае анекдот – всего лишь смешная история. То есть критичного отторжения не вызывает. Это же не всерьёз! Однако его постоянное использование в повседневной жизни постепенно переформатирует вектор восприятия понятия «Родина» на подсознательном уровне, делая привычным ассоциативный ряд: Родина = навозная куча.

Подобным образом на начальном этапе осуществления экспансии, в ином ментальном поле деликатно формируется положительный образ страны – агрессора и негативный – страны, которая подверглась ИПА. Затем ментальный посыл о том, что проецируемый идеологическим донором образ жизни приемлем для адаптации в стране – реципиенте, возводится у подверженной воздействию части её граждан до уровня «единственно возможен».

На последующих этапах оболванивания населения подвергшейся ИПА страны, остракизму предаются все несогласные, пытающиеся протестовать против внедрения чуждых ментальных ценностей. Их деятельность объявляется вредоносной, мешающей поступательному общественному развитию и всеобщему благополучию, а посему достойной агрессивного пресечения (Взять хотя бы пример с людьми, позволившими себе задуматься: а откуда есть пошла пандемия SARS-CoV-2).

Сначала информационного, а затем и административного. При этом страна – агрессор и её образ жизни возводятся в ранг эталона, к которому стоит стремиться, отринув ранее существовавшие «ущербные» (совковые, ватные – нужное подчеркнуть) критерии восприятия мира.

Осевая линия противостояния, в которое неуклонно погружается общество подвергшейся агрессии страны, формируется посредством искусственно внедряемого оценочного показателя степени, насколько гражданин страны-реципиента стал похожим на формируемый в его сознании образ стопроцентного, например, американца…

Обязательным условием такой экспансии, позволяющем привести к ментальному, а затем и политико-экономическому порабощению страны, является:

1. Создание в восприятии широких масс негативного отношения к действующей власти (она виновата во всех проблемах и трудностях, антинародна и тоталитарна).

2. Формирование западноориентированной элиты, посредством «якорения» методом психологического зомбирования и общих экономических интересов: наличия счетов в иностранных банках, совместного бизнеса и т.п.

3. Передача властных полномочий (легитимным или насильственным образом) лицам из числа сформированных местных элит, полностью ментально подавленным в процессе ИПА, не способным эффективно оценивать объективную реальность, но готовым активно отстаивать имплантированные им чуждые ментальные императивы.

Основная опасность применяемых в этих целях информационно-психологических методик заключается в том, что они не представляют из себя нечто из ряда вон выходящее, обыденны, привычны и, для большинства населения подвергшейся ИПА страны, не уловимы на сознательном уровне. Они подобны мелькнувшему в толпе человеку с незапоминающейся внешностью: вот только смотрел на него, а через секунду не сможешь даже внятно описать.

При этом, несмотря на привычность и обыденность, методики психологического оболванивания населения страны-противника продолжают оставаться востребованными и эффективными.

При отсутствии профессионально организованного противодействия, эффективность их применения чрезвычайно высока. Исключительно административные методы контрразведывательно-полицейского (ограничительно-запретительного) плана в отрыве от остального комплекса мер идеологической защиты не в состоянии качественно противостоять подобному психологическому давлению, так как в основе любого такого деструктивного психологического воздействия заложен принцип самоподдерживающейся системы, основанной на отрицании ограничительных мер: отрицают – значит скрывают! Скрывают – значит это правда! Скрывают правду – значит боятся!

Вместе с тем, подобные методики «работают» только при отсутствии достаточного противодействия со стороны альтернативных центров предоставления информации, пользующихся доверием у населения страны. Доверие населения – здесь ключевое условие!

В случае своевременного доведения до широкой общественности выверенной информации в ходе профессионального и грамотного противодействия попыткам привнесения извне деструктивных идеологических императивов, их базис (здесь – основа, на котором строится версия, утверждение) аннулируется как надуманный и не выдерживающий проверки историческими реалиями.

Кризис государственности наступает в том случае, когда власть, её действия и внедряемые общественные императивы перестают быть понятными народу.

Исходя из изложенного усматривается, что наиважнейшей составляющей устойчивости политико-экономической системы, является чёткое осознание гражданами страны причин сложившейся кризисной ситуации и целей, ради которых необходимо претерпевать неудобства в этой связи.

Цели и причины должны быть не только просты и близки любому жителю страны, но и, что самое главное, своевременно до него донесены на понятном военному, инженеру, шахтёру, учёному, педагогу, дворнику или иному гражданину языке, вне зависимости от уровня образования и иных отличительных особенностей каждого конкретного человека.

Успехи или неудачи армии, занятые или оставленные территории, как и иные материальные факторы, до определённого предела сами по себе не есть причины возможной эскалации кризиса, и являются только основой, на которой строятся ИПА и противодействие ей.

Наглядный пример – Вьетнамская и Корейские войны, в ходе которых США воевали за тысячи километров от своих границ, на чужой территории, не потеряли ни акра своей, но всё равно в обоих случаях получили беспрецедентный всплеск протестной активности, инициировавший внутриполитический кризис.

В настоящее время мы имеем следующую ситуацию в мире: Россия, как страна, в течение длительного времени находящаяся на острие идеологической экспансии Соединённых штатов Америки и их сателлитов, исчерпала все возможные политические методы урегулирования провоцируемого США очередного системного кризиса. В этой связи, 24 февраля 2022 года Российская Федерация была вынуждена начать специальную войсковую операцию по денацификации и демилитаризации Украины, ставшей жертвой ментальной агрессии коллективного Запада и де факто находящейся под внешним управлением.

Уже неоднократно было сказано на различных площадках и ресурсах, что угрозы национальной безопасности России, исходившие от граничащей с нашей страной англосаксонской колонии, приобрели экзистенциальный характер, ибо создание объективной реальности, при которой «русские рубят русских», с давних времён излюбленная забава для представителей англосаксонского мира.

Опасность нынешней ситуации в том, что она зеркально проецирует варианты развития системных мировых кризисов ХХ века, приведших к кровопролитным мировым конфликтам и краху СССР.

Как и ранее, агрессия против нашей страны осуществляется по всем направлениям: от военного до информационно-пропагандистского.

Инициирование масштабного военно-политического конфликта вдалеке от собственных границ посредством манипулятивного инструментария деструктивного информационного воздействия – основа методологии поддержания своего лидирующего положения в англосаксонском понимании мироустройства.

Объективной данностью является тот факт, что в целях устранения возрождающейся после коллапса 90-х годов России как геополитического конкурента, США не остановятся ни перед чем: лишком уж много сил и средств на данный момент затрачено ими как для достижения этой цели в целом, так и на проект «Украина – не Россия» в частности.

Исходя из изложенного, не надо быть пророком, чтобы понять:

1. Мировой сообщество находится в начале системных потрясений непредсказуемого характера.

2. Представители англосаксонского мира не только не против критичных векторов развития ситуации, не только желают слома уже не устраивающего их ялтинского мироустройства, но и целенаправленно, посредством ИПА, осуществляемой в мировом ментальном поле, всемерно способствуют его дефрагментации.

3. С течением времени идеологическая экспансия со стороны Запада будет только нарастать вне зависимости от уступок с нашей стороны, или достигнутых с ними договорённостей.

Данные джентльмены никогда не потратят даже цента, если в перспективе не получат на него доллар прибыли. А средств и ресурсов для создания основ данного конфликта затрачено уже очень много.

4. Инициируемый (потенциально мировой) кризис не имеет под собой никакой иной основы, кроме как искусственно (посредством ментально-психологического воздействия) созданного англосаксами у западной общественности искажения восприятия действительной картины мира. Подобное воздействие, проецируемое на застарелую махровую русофобию таких государств как Польша, Чехословакия, Страны Балтии и т.п., являет собой основу для перевода течения кризиса в терминальную стадию. 

В данном контексте остро встаёт вопрос об информационно-пропагандистском противодействии усилиям США по созданию ситуации, способствующей перерастанию военно-политического кризиса в глобальную и необратимую стадию.

Качество и проблемы организации такого противодействия представляется целесообразным рассмотреть на некоторых примерах информационно-психологического сопровождения украинского кризиса как одного из фрагментов объективно существующего противостояния систем, являющегося при этом потенциальным спусковым крючком для очередного мирового военного столкновения.

Анализируя ситуацию, с сожалением приходится констатировать факт, что такое сопровождение всегда, и в особенности с 2014 года не соответствовало уровню остроты ситуации.

Того, что сделано, а точнее не сделано в этом плане в позднесоветские времена и после «парада суверенитетов» 1991 года, уже не вернуть. Однако на основе анализа причин поражения в холодной войне и допущенных катастрофических ошибок в части, касающейся идеологического противостояния двух систем, должно всемерно учиться, чтобы не допускать их в будущем.

Вместе с тем, точно по Гегелю, даже сейчас налицо системное отставание от информационно-пропагандистской машины укронацистского режима, посредством которой всего за 8 лет, прошедших с «майдана», было переформатировано сознание целой страны, население коей, в целом, изначально лояльно относилось к России. При этом эффективно сочетались методы психологического и физического воздействия.

Население, проявляющее лояльность в отношении России, подверглось беспрецедентному комплексному воздействию: те, кто активно пытался протестовать возрождению и становлению нацизма в стране, самому проекту «Украина – не Россия», частично устранялись, частично запугивались посредством методик физического и психологического устрашения, тогда как остальные были отрезаны от альтернативных источников получения данных в условиях осуществления одностороннего ментального давления.

Информация о мнимой российской агрессии и иных «грехах» перед «незалежной», культурной и психологической неполноценности россиян навязчиво доводилась до населения Украины и мира, что называется, практически из каждого утюга. Векторное разнообразие такого воздействия варьировалось от официальных телевизионных программ до сетевых «блогеров»; от различного рода фильмов и ток-шоу, рассчитанных на взрослых людей, до анимационных роликов, предназначенных для дошкольной аудитории.

В учебные программы и школьные учебники были централизованно внесены разделы о советской «оккупации» Украины, детях – узниках ГУЛага, голодоморе, красном терроре, и тому подобных бредовых измышлениях воспалённого сознания.

Не обходили вниманием соответствующие украинские структуры и российского обывателя, которому внушалось негативное отношение к «тоталитарной и коррумпированной» российской власти, выдумывались и навязчиво муссировались якобы факты, доказывающие антинародный характер «путинского режима». Распространялись фейки, в том числе не только касающиеся событий дней сегодняшних, но и очерняющие всю без исключения историю государства российского.

При этом такие информационные вбросы осуществлялись на плановой основе, готовились и доносились до населения России специально обученными профессионалами, выступающими под личиной граждан нашей страны.

Далеко не новость, что на Украине, только в структуре ВСУ, существовали как минимум, четыре Центра информационно-психологических операций, осуществлявших подобного рода деструктивную деятельность в отношении России.

И что же было централизованно противопоставлено со стороны России хотя бы «промыванию мозгов» нашим, российским гражданам, не говоря уже о информационном воздействии на бывших «братьев»?

Неподготовленному человеку, обычному обывателю, ничего не приходит на ум, кроме нескольких ток-шоу на центральных каналах, и периодических заявлений должностных лиц из числа руководства различных государственных структур и ведомств.

В этой связи вызывают вопросы не только пассивность в плане эффективного противодействия осуществляемой со стороны Коллективного Запада ментальной агрессии, но и явные ошибки в его организации.

Системности и наступательности в российской контрпропагандистской борьбе не усматривается.

Показателем несоответствия информационно-пропагандистского сопровождения специальной операции (как показателя качества организации противодействия идеологической экспансии Запада в целом) остроте оперативной обстановки, является непродуманная информационная политика в исполнении пресс-службы Минобороны России.

Два примера:

1. Во время одного из брифингов официальный представитель Минобороны России генерал-майор Конашенков И.Е. заявил, что в ходе специальной войсковой операции, военнослужащие ВС России, проходящие военную службу по призыву, не задействуются.

Через непродолжительное время он же был вынужден признать факт попадания в плен на территории Украины группы военнослужащих по призыву.

Определение степени случайности выхода диверсионной группы ВСУ именно на ту воинскую колонну, в которой находились военнослужащие указанной категории – дело совсем иных структур. Нам же остаётся констатировать факт, что таким заявлением официального должностного лица МО РФ единомоментно была придана легитимность многочисленным фейковым вбросам украинской стороны, в которых неустановленной принадлежности молодые люди, изображающие русских «срочников», рассказывают о трудностях и опасностях участия в «украинской войне», а также ненадлежащем её материально-техническом обеспечении.

2. На фоне победных реляций первых дней проведения специальной войсковой операции об уничтожении боевой авиации ВСУ, в том числе армейской, практически в полном составе, факт обстрела украинскими боевыми вертолётами нефтебазы в г. Белгород создаёт предпосылки к возникновению у населения страны предубеждения к информации, поступающей из официальных источников.

С учётом примеров, приведённых выше, у неподготовленного человека может возникнуть подозрение в системном характере дезинформирования государственными структурами населения страны, что неизбежно приведёт к утрате доверия официальным источникам и поиску альтернативных способов получения информации.

Невнятные заявления руководителя делегации России на переговорах по итогам их стамбульского раунда, как и информация об отводе войск из некоторых, ранее освобождённых от формирований киевского режима регионов Украины на фоне практически полного молчания официальных информационных структур, также способны инициировать негативные тенденции в формировании восприятия происходящего у населения страны.

Вместе с тем, большинство квалифицированных экспертов сходится во мнении, что упорное сопротивление вооружённых формирований киевского режима основывается в большей степени на эффективной информационно-пропагандистской составляющей, а не на действительных успехах их оружия.

Приёмы ведения ИПА со времён Российской империи и СССР принципиальных изменений не претерпели.

Понятие «совесть» в системе координат наших «зарубежных партнёров» с тех же самых времён также не появилось.

Как бы не смешно звучало в этой связи, но основы подхода англосаксов к мировой политике чётко отражены у того же Киплинга. Невольно вспоминается эпизод, когда Балу и Багира, получившие хорошую трёпку от бандерлогов, пытаются уговорить питона Каа вступить в битву на их стороне: «Да-да. Бандерлоги называли тебя земляным червяком» …

Всё, изложенное выше прекрасно известно должностным лицам соответствующих государственных структур. Или возможен вариант, при котором они были уверены, что в США закончились все «пробирки с веществом белого цвета»? Или наделённые властью и имеющие доступ к закрытой специальной информации государственные служащие не осознавали вектор развития ситуации с Украиной, и игнорирование законных интересов России явилось для них неожиданностью, подобной наступлению весны и осени для аграриев, как и зимы для городских коммунальных служб?

Тогда почему мы удивляемся фейковым вбросам, подобным «резне в Буче», на основе которых США и их вассалы пытаются формировать отношения мирового сообщества к нашей стране? Это что, непредсказуемая новость?

Надо не удивляться, а активно противодействовать, используя все имеющиеся методы и приёмы контрпропагандистской борьбы.

 

Выводы

1. Экспансия идеологическая – это комплекс целенаправленных, подчинённых единой идее информационно-пропагандистских мероприятий, имеющий результатом прямое или косвенное включение в зону своей юрисдикции населения, ресурсов и территории страны-противника посредством нелетальных (для своих граждан) ментальных методик.

Результат осуществления такого комплексного воздействия сравним, для подвергшейся ИПА страны, с поражением в войне классической, ведомой с применением летального вооружения и требует наивысшего уровня серьёзности в отношении к организации противодействия ей.

2. Виды ИПА подразделяются:

- прямая: осуществляемая посредством фейков и дезинформации от специальных структур, имеющая целью оказать сиюмоментное негативное воздействие на общественное бессознательное в целях формирования заданного вектора отношения к событию, факту, государству и т.п.;

- опосредованная: перманентно осуществляемая посредством литературы, радио – киноиндустрии, шоу-бизнеса, глобальной сети и т.п., и имеющая целью постепенную скрытую коррекцию геополитического кода населения, устранение возможности активного противодействия в военной, политической, экономической и идеологической сфере.

3. ИПА осуществляется в комплексе с мерами военного, экономического и политического давления на страну, подвергающуюся агрессии, как основы для последующего претенциозного информационно-пропагандистского освещения негативных процессов в государстве-противнике, явившихся, якобы, следствием антинародного курса властных структур.

4. В основе осуществления идеологической экспансии, в том числе при организации мероприятий в рамках прямой ИПА, лежит нашедший отражение в англосаксонской правовой системе принцип шаблонно-прецедентного мышления: если ранее посредством применения тех, или иных методик воздействия удалось достичь успеха, то такие методики незачем подвергать принципиальному пересмотру.

При должном подходе такой принцип позволяет предугадать действия противной стороны при осуществлении ИПА, и заранее выработать контрмеры, позволяющие её купировать.  

5. Противодействие ментальной агрессии Запада должно осуществляться системно, наступательно, на уровне специальных государственных структур, призванных осуществлять информационно-пропагандистские мероприятия на профессиональной основе. В оправданных случаях целесообразно привлечение негосударственных физических и юридических лиц, координация и информационное обеспечение их деятельности.

6. Существенному пересмотру должен быть подвергнут концептуальный подход, практика, приёмы и методики освещения в СМИ мероприятий, проводимых Вооружёнными Силами страны и правоохранительными органами.

Ситуация, когда широкой общественности предоставляются материалы противоборствующих сторон в объёме 10/1 – недопустима.

7. Посредством профессионализации структур, призванных осуществлять информационное противоборство ментальной агрессии Запада, необходимо перехватить инициативу в доведении до потребителя тематических информационных посылов, ставить страны Запада в позицию оправдывающихся.

8. На основе примеров из реальной жизни (в том числе исторических) необходимо инициировать доведение до мирового сообщества реальной картины мира, отражающей истинное отношение правящего класса США к мироустройству и праву иных людей на суверенитет и собственное достоинство. Показать, что кроме корыстной целесообразности, всё остальное, декларативно заявляемое ими – не более чем словесная шелуха, которой англосаксы, в целях маскировки своих истинных намерений, щедро посыпают путь к комфортному существованию и политико-экономическому первенству.

9. Как уже сказано выше, основная метода достижения экономического благополучия в видении властей предержащих «мирового гегемона» - посредством манипулятивного инструментария создать ситуацию, при которой все, кроме них самих проигрывают в ходе искусственно спровоцированного столкновения. Не важно: вооружённого, экономического или политического.

Создав предпосылки к активации очередного масштабного противостояния, англосаксы готовы воевать когда угодно, с кем угодно и где угодно… но только чужими руками.

И это необходимо чётко понимать (причём не только нам, но и европейцам), так как в наше время Коллективным Западом в лице вашингтонского центра принятия решений, вновь инициированы неоднократно обкатанные ранее информационно-психологические методики оболванивания мира, приводящие в конечном итоге к военному и экономическому краху. В том числе и собственных вассалов, которым уготована роль жертвенного быка.

10. Ментальная агрессия, осуществляемая англосаксами, во все времена многовекторна и направлена как против врагов, так и против временных союзников, которыми США не задумываясь пожертвуют в угоду своих интересов.

В завершение, считаем целесообразным повторить: угрозы России, возникающие в результате ИПА Запада в её отношении, носят экзистенциальный характер.

В случае очередного слома государственного устройства России, Коллективный Запад не повторит ошибку 90-х годов прошлого века. Подняться с колен ещё раз – нам не дадут.

И главное. Пора уже чётко осознать, что понятие «совесть» не вписывается в картину англосаксонской модели мироустройства от слова «совсем». Оно подменено на аппаратном уровне понятием «целесообразность».

Если для достижения корыстной цели целесообразно снять надуманный сюжет про «резню» в Буче – это будет сделано. Действительно убить своих граждан ради достоверности русофобского фейка – без проблем. Если для повышения протестной активности россиян в целях свержения «москальского режима» надо будет осуществить в России серию резонансных террористических актов на объектах критической инфраструктуры, или связанных с гибелью большого количества детей, женщин, стариков – легко! Ибо «хероям слава» и «москаляку на гиляку»!

И к этому надо быть готовым. В первую очередь соответствующим государственным специальным структурам, но и всему обществу тоже. Пора всем, у кого мозги не залиты тягучей, прилипчивой патокой западных шепотков и их либеральных агентов внутри страны, отринуть сытое вальяжное благодушие и понять: нас уничтожают. И если бы не ударили мы, то ударили бы по нам, но тогда в ситуации пика собственной готовности к удару по России, что поставило бы нас в условия утраты инициативы и необходимости платить очень большой кровью за право на существование.

Поэтому сейчас вопрос стоит не о победе/поражении или занятых/оставленных территориях, а о самом факте нашего с вами существования в том виде, какими мы должны быть, и какой от века завещан предками.

Общество должно мобилизоваться, и чётко определить своё отношение к людям, тем более во власти, подобным мундепу (не сказать бы хуже) заявившей о наличии фашистского государства в России. Ибо эти люди, по обе стороны границы, поражены вирусом ненависти ко всему русскому. Они больны, и ожидать от них можно всего, как от вырвавшегося из-под надзора санитаров буйного шизофреника.

А коль скоро они больны, то кто им доктор, кроме нас самих?

Картина дня

наверх