ВМЕСТЕ - легче ВСЁ

1 209 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    На зону всех членов диаспоры, а уже после отсидки депортировать с запретом посещения России.Накажут ли азерба...
  • Петрович
    https://youtu.be/A7csBOIHBaAЛГБТ – это глобал...
  • Петрович
    https://youtu.be/Ss7Dz3NjH-YЛГБТ – это глобал...

Земля страхов

Земля страхов

Корреспондент РИА "Катюша" об общении с жителями освобожденных территорий


Земля страховИван, самый обычный крестьянин из поселка на освобожденном севере ЛНР рассказал, как они жили после Майдана, когда началась подготовка к войне с Россией, а также, почему там нет "красивых картинок" от встреч наших солдат с флагами. По его словам, люди всегда были готовы идти в Россию, но они боятся, что их вернут под Украину и начнут репрессировать. Да и в целом, большинство пока в шоке, не имея уверенности в завтрашнем дне и сильной власти на местах. А равно и уверенности в завтрашнем дне, которые сегодня нужны людям не меньше, чем деньги и лекарства.



Одним из самых частых вопросов касательно освобожденных районов является вопрос отношения к России и нынешним событиям со стороны населения этих территорий. Почему-то российские СМИ, кроме беженцев из Мариуполя, редко показывают обычных людей и их мнение о происходящем, а потому россияне берут информацию из укропропаганды, где чуть не все люди нас ненавидят, кричат про оккупантов и по ночам плачут по Бандере и "захистникам". Дабы не пересказывать чужое, корреспондент РИА "Катюша" прокатился по приграничным районам и пообщался с будущими гражданами ЛНР, а скорей всего и России.

Теперь можем сказать открыто – ненависти к нам там нет. Увидев россиянина, там не кидаются с кулаками, не бьют машину и не кричат про оккупантов. Не выгонят тебя, если попросишь воды. Хотя и на контакт стараются идти по минимуму. Ненависти здесь нет, здесь живет страх и неопределенность. Люди боятся, что Россия уйдет, а их репрессируют "за сотрудничество", которым может стать тот самый стакан воды. Людей напугали пропагандой, что русские будут насиловать девушек и забирать в тюрьмы молодежь, а потому именно молодые идут на контакт меньше всего. Притом, как рассказал нам Иван, в целом там всегда были пророссийские настроения.

Обычный мужик с самым русским именем – Иван, с которым нам удалось пообщаться, живет на освобожденном севере Луганской народной республики, в поселке Белолуцк. Как и все местные, делать фото или видео он сразу запретил, а вот поговорить на перекуре оказался не против. Ему 41 год. Как и многие здесь, работал у фермера, раньше ездил в Россию на заработки. Говорит на таком же суржике, как и в соседних районах Белгородской и Воронежской областях или Ростовской. В 2014-м, он, как и большинство луганчан выступал за присоединение к России. Иван отметил, что именно за присоединение, а не независимость и "особый статус", как это подавали СМИ. Честно признался, что не понимает независимости ЛНР, считая, что при таком дроблении бывшей единой Родины можно до независимых хуторов дойти. Если пошли в Россию, то и цель должна быть – жить с Россией, а не самостийными атаманами.

Хотел участвовать в референдуме, но не смог – в поселок зашла нацгвардия. Тогда же появились боевики запрещенного в России "Правого Сектора", ставших в дальнейшем запрещенным в России террористическим батальоном "Айдар". Активисты, готовившие референдум бежали в Луганск и в Россию. Начался и первый исход местных жителей. "Тогда многие уехали в Россию. Чаще всего по соседству, в Белгородскую область. Она в те годы нам казалась, как Европа", - вспоминает Иван. Сам он остался. Не смог бросить свой дом, который отец построил, семью, землю, родственников, могилы предков. "Куда бежать – бросить все и скитаться по съемному жилью? Оббивать пороги с прошением дать гражданство и перебиваться случайными заработками? Подумали тогда, да и решили на одного Бога надеяться. Что будет, то и будет", - рассказал собеседник.

Правда, жизнь, по его словам, радовала не сильно. Даже когда закончились активные бои 2014-15 годов, легче не стало. Постепенно закрыли границу с Россией, попасть на заработки стало сложней. Те, кто скатался в Европу, разочаровались. "Да и мало кто из местных у нас про Европу мечтал. Это у западенцев вечно везде влажнеть начинало, а мы по жизни с Россией хотели жить". Однако, дальше было только хуже – началось коронабесие, границы перекрыли везде, с работой стала совсем беда, жили в прямом смысле слова с огорода и хозяйства.

Чем дальше раскручивалась тема с коронавирусом, тем больше стали говорить и про войну. "Это в России были не в курсе, а здесь про войну весь прошлый год гудели. Мне три раза сообщали, что надо явиться в военкомат, раз в январе и два раза в конце того года. Да все время в интернет зайдешь – война и коронавирус, в школе детям все больше про "плохих москалей" рассказывают, телевизор включишь – Рада, коронавирус, танцы и война. К зиме у нас уже точно знали, что что-то будет. У тех знакомый родственник из ВСУ сказал, тем из Днепра позвонили, от того требовали срочно в часть приехать. Притом все кругом накачивалось по принципу: "Вот как погоним москалей и сепаров". Вопросы, вроде того - а если они погонят, считался провокацией. Всем было приказано радоваться. Доскакались. Честно говоря, я в войну не верил. Думал, что они историю с войной придумали, чтобы людей от карантинов, нищеты да вакцинации отвлечь. Кто в здравом уме с Россией воевать будет. Ничего, нашлись дебилы в Киеве. Теперь вот думаю, а не запустили ли нам этот коронавирус из лабораторий, чтобы границы закрыть, мужиков по домам удержать, а потом по военкоматам ловить легче было и на бойню отправлять", - поделился своим мнением Иван.

Впрочем, он признался, что проблемы Киева его волнуют все меньше. «Упоротые в большинстве своем уехали, хотя не все. А вот будущее людей страшит». И страшат отнюдь не бытовые проблемы. Их много, Иван даже перечислять не стал, просто махнув рукой, хотя и отметил, что обещают дать по 10 тысяч рублей скоро, границу с Россией открыть, а значит жизнь наладится. Тогда и люди от шока отойдут.

"Да здесь были всегда за Россию. Но сейчас пока сложно будет найти тех, кто побежит с флагом. Притом вообще с любым. Люди боятся всего. Приучили нас здесь всего бояться. И сейчас боятся. Я вот к тебе на фото попаду, а вечером к семье "гости" явятся, бац - и нет Ивана. Власть тут нужна, чтобы бояться перестали и уверенность, что назад никто не повернет. Нужна больше, чем лекарства. Станет крепко власть и жизнь наладится. Что касается настроений, да какие настроения. Люди ведь до сих пор от происходящего отойти не могут. Киев тут не любили, не говоря про Львов с их Бандерами. Не слепые мы, видели, как из выродков лепят героев, а из героев – врагов. Но человек, он ведь ко всему приспосабливается. И как бы плохо не было, но жили, семьи заводили, детей рожали, растили их, учили. А тут – бах и кино пришел конец. Мозгами мы понимали, что война будет, а в душе не верилось. Но это временно. Пока у людей в душе сумятица, но как только поймут, что никто обратно их отдавать не будет, то пойдут дальше жизнь строить. Надеемся, теперь уже с Россией", - закончил рассказ Иван.

На этом мы с ним распрощались, пообещав встретиться снова через полгода и уже перед Новым Годом переговорить, подведя итоги произошедшему не со стороны "экспертов" и "политологов", а итоги изменений в жизни простых людей, вот таких Иванов да Маш, с Колями и Наташами. Он, конечно, не супергерой и, наверное, вызовет осуждение от диванных патриотов. Обычный крестьянин, который всегда был за Россию, но вынужден был жить в Украине не по своей воле, как жили миллионы таких Иванов в Ельцинской России. Он также как и они, растил детей и мечтал о лучшей доле. Как любой нормальный человек, сейчас боится за свою семью и боится, что мы уйдем и бросим их. Хотелось бы верить, что их страхи беспочвенны и Россия больше никого бросать не будет. Пришло время собирать своих.

Руслан Ляпин, РИА Катюша

Картина дня

наверх