"/>

Последние комментарии

  • Вера
    Да и пресловутая "медицинская тайна" тоже очень хороша для того, чтобы потом прикрывать все свои делишки.(((  Что там...ВСЕХ НА ОРГАНЫ . Принята презумция согласия на посмертное донорство
  • igor ivanov
    Ух, вы сложный  вопрос задали! Посмотрите литературу на этот счет, наверняка какие-то критерии перебраны. Я лишь могу...Евреи узнали, почему их все не любят
  • Анна Фоломешина
    да уж , самые видны здания по всей РФ. .Как в анекдоте. .Смотрит пенсионер на радугу..да, вот на это у них деньги есть..Мигрантгейт, и мы для них - кормовая база, и никак не равные им люди

Заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации




Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую.

На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).



В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», — возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

1


И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

2


Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

3

4


Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

5


«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».


Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должно запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи



РИА Катюша

 

Дети тогда и сейчас, когда везде "свобода"

Я родилась в Советском Союзе и успела познакомиться с советской системой образования. Потом, в девяностых, когда одна страна закончилась и началась другая, я какое-то время проучилась в частной школе. И это было офигеть как круто. В дополнение ко всем достоинствам наших учителей, нас называли на «вы».
 
Как я сейчас понимаю, наши преподаватели просто не умели по-другому, так как все они работали в вузах и привыкли общаться с взрослыми людьми. Мотивировало — не то слово. Когда умный человек, которого есть за что уважать, общается с тобой, четырнадцатилетней пигалицей, на равных, и искренне ожидает от тебя успехов, потому что ты реально можешь, это очень дисциплинирует. И не сделать задание, чисто по-человечески — неудобняк.
Но на нас это все оказывало облагораживающее воздействие потому, что мы, дети нехорошей, показушной советской системы, очень распрекрасно знали, что такое обязанности. И наши неожиданные права были ими уравновешены.
А вот в в нашем мире розовых пони , похоже, никаких обязанностей для детушек не предусматривается. Зато много вами сказано про права, про уважение, про защиту детей от произвола взрослых. И, в связи с этим, у меня возникает встречный вопрос — а кто в скором будущем защитит взрослых от произвола воспитанных в такой парадигме детей?
В Советском Союзе, где уважение часто было надуманным (очень странная мысль), любой школьник знал, что если он будет, к примеру, ломать дерево, обижать малышню, еще каким-нибудь образом хулиганить, то любой взрослый суровый дядька или возмущенная тётка могут запросто взять его за ухо и притащить к родителям или в школу, где, после выяснения обстоятельств, малолетнему хулигану могли ещё и добавить воспитательных. А сейчас, в наше время воспевания свободы развития личности, когда деткам без конца разъясняют их права, любой ребёнок знает, что он неприкосновенен и пользуется этим без всякой застенчивости.
Это в наше время двенадцатилетний шкет может разукрашивать похабщиной остановки, переворачивать мусорки, оплевывать лавочки, а на возмущение прохожего мужчины послать его матом и ржать: «Ну и чего ты мне сделаешь? Попробуй только ко мне на метр подойти, я буду кричать, что ты педофил и ко мне пристаешь». А действительно, как взрослый может повлиять на ситуацию, какие у него в этом случае права? Делать замечание нежным голосом? Конечно, не все дети такие, но и в музейную редкость подобные эпизоды уже не записать.
А более тяжёлые, в том числе и уголовные случаи? Малолетние мрази, часто совершающие преступления «по приколу» или на кураже безнаказанности? Они очень хорошо уяснили, что ничего им особо не будет и цинично этим пользуются. И не надо говорить, что онижедети и не понимают. Я сама была ребёнком, как, кстати, и все остальные взрослые, так что личный опыт есть. Какое отклонение в развитии нужно иметь, чтобы, пиная толпой сверстницу, ломая ей ребра, не понимать, что ты совершаешь преступление? И при этом прекрасно осознавать, что малолетство — твоя индульгенция.
Вот, собственно, поэтому предоставление детям прав в декларируемом вами виде и считается верхом цинизма и безумства. Это та самая оборотная сторона медали. Пламенно ратуя за права, вы даже вскользь не упоминаете об обязанностях и ограничениях. Есть ли они вообще, что из себя представляют, как претворяются в жизнь? Вы в сознании людей создаёте очередной дисбаланс, и его последствия мы уже все наблюдаем.
Я за свободу развития личности всеми лапами. Но при этом надо понимать, что свободы одних не должны выпадать за рамки здравого смысла и откровенно ущемлять свободы других. И что свобода без ответственности — это в принципе не вполне здоровая ситуация. Уверены ли вы, что ваши ученики, получая от вас права, понимают, что это не только инструмент для дрессировки взрослых, но и ответственность в первую очередь?
Так что, если вы хотите видеть взаимное уважение, создайте для него почву, сила и красота этой схемы именно в гармонии. Вседозволенность и самовлюбленность ничуть не лучше хождения строем.

Вопрос защитникам "Закона об изнасиловании семьи" :

ЧТО Вы ХОТИТЕ, И ЧЕГО ДОЖИДАЕТЕСЬ ?

Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх