ВМЕСТЕ - легче ВСЁ

1 257 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Ипатов
    Че их изучать? Щас доиграются, и изучать нечего будет, или они может думают в сказку попали?Больше не «над сх...
  • ludmila Cernega
    Погибать не обязательно, чтобы сохранить честь и совесть народа.Пора России преду...
  • Александр Лагуткин
    Да и наших сволочей, устроивших ковидную истерию в России по указке наших врагов тоже нужно призвать к ответу. Интере...Членство России в...

А где же наш закон о национализации иностранных активов?

А где же наш закон о национализации иностранных активов?

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

Президентский указ №16. А где же российский закон о национализации иностранных активов?

Военное время требует быстрых и упреждающих решений и действий

Большой резонанс в российских СМИ вызвал Указ Президента Российской Федерации № 16 «О временном порядке принятия решений органами некоторых российских хозяйственных обществ» от 17 января 2023 года. Суть документа в том, что ряд российских организаций, действующих в сфере энергетики, машиностроения и торговли до конца 2023 года получают право не учитывать голоса совладельцев из «недружественных» юрисдикций при принятии корпоративных решений. Правила будут действовать для компаний, которые, кроме принадлежности к упомянутым выше отраслям, одновременно соответствуют еще трем условиям: в отношении их российского совладельца введены санкции; доля «недружественных» совладельцев – не более 50%; объем выручки российской организации за предшествующий год превышает 100 млрд рублей.

Из СМИ еще до 17 января было известно, что проект указа подготовлен и лежит на столе президента. Инициатором и автором документа, если верить журналистам, является Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Они ссылаются на оценку РСПП, согласно которой под действие указа подпадет «около четырнадцати» системообразующих предприятий с участием иностранного капитала.

Проблема управления такими предприятиями приобрела особую остроту в начале 2023 года, поскольку до этого предприятия руководствовались решениями, которые принимались до 24 февраля 2022 года. А сейчас надо принимать решения на следующий год по бюджетам, кадрам, бизнес-планам, составу органов управления и иным вопросам.

Говорят, что из системообразующих компаний с участием иностранного капитала особую головную боль представляла «Роснефть», в капитале которой участвует британская «Бритиш Петролеум» (ВР). Она владеет долей в 19,75%. ВР еще в конце февраля прошлого года заявила о том, что выходит из капитала «Роснефти» и полностью уходит из России по причинам, связанным с СВО. Тем не менее ВР до сих пор остается в капитале российской компании и получает дивиденды (правда в рублёвом виде с перечислением на специальный счет «С»; их нельзя вывести из России без разрешения правительства). ВР фактически уже почти год не участвует в управлении «Роснефтью», превратилась, по выражению И. Сечина, в «теневого акционера». Ситуация двусмысленная с правовой точки зрения. Насколько легитимны решения руководства компании, если в них не принимает участие акционер, у которого почти 20% голосов?

Честно говоря, я был удивлен обнародованным указом № 16, поскольку был уверен, что подобные вопросы давно отработаны и иностранные инвесторы давно лишены прав принятия решений в российских компаниях.

Уже в начале марта 2022 года зазвучали голоса многих политиков, которые потребовали принять меры в отношении иностранного капитала в России. Во-первых, национализировать системно значащие компании со 100-процентным участием нерезидентов в капитале и с долями менее 100 процентов, но обеспечивающими контроль иностранных инвесторов над компанией. Во-вторых, заместить иностранный капитал из «недружественных» стран российским в остальных компаниях (некоторые предлагали, что на роль замещающих инвесторов могут также рассчитывать инвесторы из КНР и других «дружественных» стран).

Что касается варианта национализации иностранных активов, то часть сторонников этого варианта предлагала конфискационный вариант (без выплат компенсаций), другие выступали за вариант со «справедливыми» компенсациями. В первую очередь предлагалось провести национализацию тех компаний, которые открыто заявили о своем уходе и начали искать варианты продаж своих активов. Им было сказано, что на такой «рыночный» вариант ухода из России им не стоит рассчитывать. Примечательно, что инициатором национализации в Думе выступила «Единая Россия». Представители этой партии справедливо отмечали, что подобная мера поможет уберечь компании от банкротства и десятки и даже сотни тысяч наших сограждан от безработицы

Однако уже в апреле разговоры о национализации иностранных активов в России прекратились. На смену пришли варианты введения особого режима управления компаниями с участием иностранного капитала. Вариантов было много, но во всех случаях предусматривалось, что иностранцы устраняются от управления компаниями и лишаются права на получение дивидендов на время до прекращения санкционной войны против Российской Федерации.

Актуальность полной блокировки иностранных активов в российской экономике стала возрастать в связи с тем, что коллективный Запад наращивал угрозы «заморозки» российских активов за рубежом. Так называемая «заморозка» как раз и означает лишение законного владельца доступа к своим активам: во-первых, к управлению активами; во-вторых, к дивидендам и иным доходам, получаемым от активов.

Более того, уже в конце прошлого года были налицо все признаки того, что коллективный Запад готов от «заморозки» российских активов переходить к их конфискации. Например, в третьей декаде декабря 2022 года Сенат США обсуждал проект закона о федеральном бюджете на 2023 финансовый год. Сенаторы единогласно одобрили внесенную республиканцем Линдси Грэмом поправку к указанному закону. За нее единодушно проголосовали все члены верхней палаты Конгресса США. Суть проста – разрешить конфискацию активов российских бизнесменов с последующим направлением полученных средств для гуманитарной и военной помощи Украине.

Подобных инициатив много и в других странах Запада. Например, в Канаде уже легализована конфискация российских активов. В Европейском союзе завершается корректировка законов, позволяющая приступить к экспроприации российского имущества. Эстония как член ЕС заявила, что уже с конца января 2023 года приступает к такой экспроприации.

Честно скажу: был уверен, что уже минувшей осенью в России были приняты все необходимые нормативные документы, которые обеспечили практическую блокировку иностранных активов в российской экономике. Был уверен, что в Думе и правительстве РФ опять реанимирована инициатива по национализации иностранных компаний и/или продаже иностранных активов российским инвесторам.

В 2022 году, который прошел под знаком санкционной войны, Госдума приняла более 650 законов, это рекорд. Однако никакого зримого прогресса в решении вопроса, касающегося иностранных активов в российской экономике, нет.

В апреле 2022 года по инициативе Государственного совета Республики Крым в Думу был внесен законопроект № 103072-8 «О внесении изменения в статью 235 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и регулировании отдельных правоотношений по принудительному изъятию имущества». Законодатели его называют законом о безвозмездной национализации. Предлагается принудительно изымать у иностранных государств, компаний и граждан имущество на территории РФ в случае недружественных действий в отношении России или ее граждан. Решение о принудительном изъятии принимают власти тех регионов, где находятся активы. Сейчас ст. 235 ГК («Основания прекращения права собственности») не применяется из-за отсутствия специального закона о национализации, который закреплял бы её порядок. Законопроект безнадежно завис в Думе. Никто почему-то о нем не вспоминает.

А вот законопроект № 104796-8, который был запущен в Думе также в апреле 2022 года под названием «О внешней администрации по управлению организацией». Его инициировали депутаты от «Единой России»: Анатолий Выборный, Михаил Старшинов, Виктор Водолацкий и Олег Матвейчев. Суть законопроекта: внешнюю администрацию можно назначить на предприятиях, которые не менее чем на 25% принадлежат иностранным лицам, а их руководство либо прекратило исполнять свои функции, либо объявило об этом. Принимать решение о введении нового руководства должен АСГМ (Арбитражный суд города Москвы). У первоначальных собственников таких компаний будет три года, чтобы вернуться к нормальной работе или продать свою долю. При желании возобновить деятельность в России им придётся обратиться в суд. Документ был принят в первом чтении 24 мая 2022 года. Поправки ко второму чтению не одобрены. Правда, частично положения законопроекта № 104796-8 нашли отражение в принятом в июле 2022 года законе № 320-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О приватизации государственного и муниципального имущества", отдельные законодательные акты Российской Федерации и об установлении особенностей регулирования имущественных отношений». Этот акт, в частности, позволяет российским судам преобразовывать филиалы и предприятия иностранных компаний в российские ООО. Однако всех вопросов, которые планировалось отразить в несостоявшемся законе «О внешней администрации по управлению организацией», он не решает.

Итак, скоро год после начала СВО и санкционной войны против России, а большая часть вопросов, касающихся иностранного капитала в РФ, не отрегулирована. И периодически с помощью президентских указов делаются попытки затыкать возникающие то там, то сям «дыры». Указ №16, с которого я начал разговор, был бы совершено не нужен, если бы к 24 февраля 2022 года «народными избранниками» был уже подготовлен проект закона о национализации (как того требует статья 235 Гражданского кодекса РФ). И вместо того, чтобы подкладывать президенту на подпись в январе 2023 года указ № 16, ему надо было положить на подпись уже в конце февраля 2022 года принятые Государственной Думой закон о национализации и закон о внешнем управлении.

Военное время требует быстрых и упреждающих решений и действий.

Картина дня

наверх